Последние комментарии

  • ГусЕна *****24 июня, 18:52
    Вот с таким рылом Сморчки пытаются зарабатывать в инете:)))Мой батя- волкодав! Огромный пес стал отцом для маленького белого котенка
  • TEFT24 июня, 18:50
    У МОЕГО ДРУГА УСТРАШАЮЩЕГО ВИДА АЛАБАЙ ДРУЖИТ С КОТОМ, КОТОРЫЙ ПОВАДИЛСЯ ЕЗДИТЬ НА НЕМ!Мой батя- волкодав! Огромный пес стал отцом для маленького белого котенка
  • Nikolay Stepanov24 июня, 18:19
    Вот с таким "интеллектом" суются в чаты недоделанные и недоученные недоумки. Мой батя- волкодав! Огромный пес стал отцом для маленького белого котенка

Собаки понимают слова? Про мою овчарку Эрну

Каждая домашняя собака любит, когда с ней разговаривают. Слов они знают достаточно много, а если чего-то не понимают, наклоняют голову, чтобы лучше слышать. Считается, что взрослая собака по уровню развития равна 3-х летнему ребёнку. В отличие от ребёнка, у собак есть ещё очень тонкое чувство интонаций, инстинкты и жизненный опыт.

Понимают они гораздо больше, чем мы способны себе представить.

Первая наша породистая собака, овчарка Эрна, была без документов. Мать сторожила частный дом, отца просто увидели на улице. Собак свели, родились щенки. Это я к тому, что никаких именитых  предков в энном поколении у Эрны  явно не наблюдалось.

На дрессировочной площадке Эрна работала лучше всех. Инструктор гордился нами и сокрушался, что собака без паспорта. Для выставок не годилась. Нас с мамой выставки не интересовали, Эрночка была домашней любимицей, умницей необычайной, в меру злой и отлично обученной.
Собака понимала огромное количество слов, но много это или мало – мы не считали  и никогда не задумывались. До случая, который ни тогда, ни после объяснить ничем не смогли.

Жили мы в старом доме на земле — я, сестра и мама. Спали в одной комнате. Сестра на раздвижном кресле, я — на раскладушке, которая никогда не собиралась, собака – на коврике. Коврик существовал чисто теоретически, на самом деле Эрна почивала у меня в ногах, а днём на этой же раскладушке разваливалась.
А маме досталось роскошное царское ложе – большая кровать, отгороженная шкафом от остальной комнаты. С лампой, тумбочкой, книгами, журналами, начатым вязаньем, картинками на стене. Кровать создавалась не для сна – для жизни. Собственный мир, защищённый шкафом от житейской суеты. Покидать его было кощунством...

Кровать нравилась всем. Кровать заманивала, обволакивала, обещала...Друзья дома непременно заглядывали за шкаф – хоть посидеть, отрешиться, приобщиться...

Эрну на кровать не пускали. Строго-настрого. Уходя, напоминали об этом. Разумеется, Эрна облюбовала уютное гнёздышко и вволю «медитировала», как только входная дверь захлопывалась. При нашем появлении оставались только следы преступления, а виновница усердно махала хвостом, приветствуя хозяев.

Однажды вечером мы с мамой беседовали на сон грядущий. О том, о сём. Я собиралась уезжать на всё лето, сестры уже и след простыл. Мама надолго оставалась одна.

Собака спала и не прислушивалась к нашему разговору. И вдруг среди прочих обсуждений мама задумалась, не пустить ли Эрну к себе на кровать для компании. Мысль ещё не сформировалась, а  собака  знала слишком много слов, чтобы её игнорировать даже в спящем состоянии. На всякий случай, чтобы она не поняла, о чём идёт речь, мы  говорили,  тщательно подбирая слова, неизвестные Эрне.
Собака, зверь, животное, живность – заменили особью, экземпляром, существом. Кровать, постель, ложе, лежбище – мама не стала утруждать себя подбором синонимов и сразу назвала по-немецки. Никаких «пустить», «разрешить» и «позволить».
Собака спала.

На следующий день, придя с работы, я застала растерянную маму и Эрну, лежащую на коврике. Со мной Эрна «не разговаривала». И встречать не стала. Что случилось? А вот что – маму собака тоже не встретила. Собака возлежала на «царском ложе»  -  маминой кровати за шкафом!  С блаженной мордой, не собираясь ни вставать, ни приветствовать вошедших. Хвостом слегка махнула – иди, мол, сюда, поздороваемся. Удивлённо подняла голову с подушки на мамины выкрики:

— А? Что такое? Я не ослышалась? –

С десятого раза послушная умница Эрна сползла с кровати, демонстративно улеглась на коврик и обиделась.

И вот тут  мама испугалась. Выходит, что собака поняла абсолютно всё, о чём говорили? Если собаке   удалось разгадать  совершенно незнакомые слова, то что они знают на самом деле?

Моя мама была доцентом кафедры философии Медицинского института. Хорошо разбиралась в психологии, её статьи печатались в центральных Союзных журналах. Диссертацию мама писала о собаках Павлова. Изучала физиологию, психологию собак, инстинкты условные, безусловные и прочие тонкости собачьего поведения. Ни с каких точек зрения действия Эрны не объяснялись. Мамины коллеги тоже не предложили ничего, кроме телепатии.

Эрне за месяц  до этого  исполнилось два года.



Read more: http://murovia.ru/sobaki/sobaki-ponimayut-slova-pro-moyu-ovcharku-ernu#ixzz5aHJeiuYJ

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх